Главная Кроме того Боевой путь лейтенанта Михаила Линника
30.04.2013
Просмотров: 2399, комментариев: 0

Боевой путь лейтенанта Михаила Линника

От Новочеркасска до Букринского плацдарма

Я вернусь на радость тебе мама,

Я вернусь, и меня не убить!

Молоком ты вскормила героя,

Научила и мстить и любить

М.П. Линник 22.09.2942 г. газета Калининского фронта «Вперёд за Родину»

Четыре пожелтевших от времени листика из разлинованного в линейку блокнота со следами характерных сгибов знаменитых треугольников полевой почты. Внутри чёрными чернилами аккуратно записаны семь стихотворений. Да мало ли писали раньше и пишут сегодня стихов люди?- спросите вы. Но это не простые стихи. Каковы бы они ни были, пусть безыскусны и наивны, но бесценны тем, что стихи эти написаны на фронте совсем молодым человеком, который остался навеки двадцатипятилетним. И сегодня, спустя много десятилетий я осторожно, боясь повредить драгоценную реликвию, благовейно вчитываюсь в знакомые с детства строки, написанные моим дядей, Михаилом Линником, которого мне так и не довелось увидеть.

                                                                                         * * *

В семье украинского хлебороба Парфентия Захаровича Линника три младших сыны родились с интервалом в три года и, объединённые общим детством были близки друг другу и любили друг друга особенно. Эта любовь и привязанность сохранилась у них на долгие годы, несмотря на то что судьба одному из них уготовила короткую жизнь – старшему из этой троицы - Михаилу, который родился в 1918 году в Черниговке Запорожской области.

Михаил оказался наиболее способным из детей Парфентия и Елизаветы Линник. В 1926 году он пошёл в первый класс, легко и быстро научился читать. Сразу увлёкся чтением книг. Прекрасно читал вслух. Прослышав о его способностях чтеца, соседские мужики, после дневных трудов собирались в хате Парфентия Захаровича и просили Михаила почитать вслух. Часа два он читал бородатым мужикам романы Жюля Верна, которыми увлекался сам и перечитал все, которые смог достать. (По свидетельству младшего брата Ивана Линника). После чтения мужики дружно выходили во двор, закурив самокрутки и обмениваясь впечатлениями от услышанного, расходились по домам, чтобы на следующий вечер вновь собраться и, позабыв на час о своих нелёгких крестьянских заботах, окунуться с головой в мир удивительных приключений героев Жюль Верна.

В 1933 году Михаил успешно закончил семилетку. 1932-1933 год – год сильного голода на Украине, когда недороды и стремление властей республики любой ценой выполнить план поставок зерна государству привели к таким тяжёлым последствиям. Родители и младшие братья Пётр и Иван переехали в Россию, в город Шахты, бурно развивающийся угледобывающий центр Восточного Донбасса. В том же году Михаил поступил на первый курс Обиточенского сельхозтехникума на зооветеринарное отделение. Техникум располагался в селе Обиточное Запорожской области. Учёба в техникуме давалась Михаилу легко. Там же он научился играть на мандолине, принимал участие в выступлениях струнного оркестра, неплохо пел.

В 1935 году Михаил оканчивает техникум и получает диплом ветфельдшера. Его направляют на работу ветеринарным врачом в Госплемсовхоз им. Карла Либкнехта. В племсовхозе он проявляет себя с лучшей стороны. Творчески выполняет свои профессиональные обязанности, исследует влияние трав на выздоровление больных животных. Накопленные знания систематизирует, анализирует и публикует в научных статьях. В специальных журналах по сельскому хозяйству и животноводству опубликованы три статьи Михаила Линника. Подходил к концу срок обязательной отработки в госплемсовхозе. Михаил с увлечением работает во многотиражке совхоза, иногда пишет сам, с удовольствием редактирует. Молодому ветфельдшеру всего лишь двадцать лет, но он знающий, вдумчивый перспективный специалист. Казалось бы, пора «пускать корни», обзаводиться семьёй. Но помыслы Михаила в дальнейшем росте, он мечтает о высшем учебном заведении.

Летом 1938 года Михаил успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен на 1-ый курс Одесского сельхозинститута. В институте он учиться отлично, приобретённые на практике знания и опыт помогают в институте. На каникулы Михаил едет в Шахты к родителям, к младшим братьям Петру и Ивану. Привыкает к новому для себя месту и дому.

В том же 1938 году брат Михаила Пётр заканчивает с золотой медалью Артёмовскую среднюю школу и поступает на 1-ый курс химико-технологического Новочеркасского политехнического института. Пётр по духу близок к Михаилу, он прекрасно учится, интересуется разными вещами, увлекается журналистикой . Это духовное родство с братом стало не последним аргументом того, что Михаил принимает решение о переводе из Одесского института в Новочеркасский, ближе к отцу-матери, младшим братьям Ивану и Петру.

С января 1940 года Михаил студент 3-его курса сельхозинститута в Персиановке, что под Новочеркасском. Теперь Михаил и Пётр часто встречаются, вместе навещают родителей в Шахтах. Довольны были и родители, ведь после семилетнего отсутствия их любимый сын снова вернулся в семью. На новом месте Михаил учится легко, с удовольствием. Шёл ему 23-ий год , он был старше своих однокурсников, имел опыт практической работы, поэтому пользовался уважением. Подружился он с девушкой, Лизой Грачёвой. Она писала ему письма на фронт.

* * *

Июнь 1941 года. Позади успешно сданная экзаменационная сессия, впереди долгожданное лето. Впрочем, отдыхать братьям особо не приходилось. Каждое лето они работали, чтобы хоть как-то компенсировать затраты родителей на их учёбу. Но вот 22 июня, громом среди, казалось бы, ясного неба, пришло сообщение о начале войны. Известие о войны застало братьев Михаила и Петра в Новочеркасске. В первую же неделю войны Михаил получил повестку на мобилизацию. Его одногодки 1918 года рождения, едва отслужив срочную, вновь потянулись в военкоматы. С повесткой на руках Михаил с Петром нагрянули в отчий дом. Два дня на сборы и прощание с родными пролетели, как два часа. Мать, Елизавета Семёновна, убитая столь неожиданно свалившимся горем, собрала Михаила в дальнюю дорогу. Провожать его в Новочеркасск отправился Пётр.

На сборном пункте Михаил был удручён расставаньем и подавлен. Быть может, подспудно чувствовал злой рок осязаемо нависающий над ним. И вот тогда произошло то, что лишний раз доказывает, что всё - таки не люди на этой грешной земле распоряжаются своей судьбой. Петру до слёз стало жалко Михаила, не мог он оставить брата одного в эту трудную минуту. Пётр подумал, мол, какая разница, сегодня или через несколько дней, но сегодня можно пойти вместе с братом, и здесь же записывается добровольцем, в надежде сопровождать брата и быть вместе, как бы то ни было.

Но, о ужас! Призыв Михаила по каким-то причинам откладывается на несколько дней. Однако, Пётр, конечно, уже не может повернуть назад, он уходит в армию, а Михаил возвращается домой. Надо себе представить то удивление и горе родителей, когда ушёл на фронт тот, кого не провожали, а тот сын, кого они благословили вернулся.

Через несколько дней, 2 июля 1941 года ушёл и Михаил. Так не прошло и месяца с начала войны, а Михаил и Пётр были уже в рядах армии. Михаила направили в училище связи в г. Орджоникидзе. Спустя год, в июле 1942 года Михаил Линник заканчивает краткий курс подготовки, ему присваивают воинское звание лейтенант и направляют в действующую армию, на Калининский фронт. К этому времени после разгрома немецкой группировки под Москвой в декабре 1941 года и не столь успешной попытки дальнейшего наступления зимой 1942 года, к западу от Москвы установилась причудливая линия фронта Великие Луки – Вележ – Демидов – Белый – Духовщина – река Днепр – Нелидово – Ржев – Гжатск – река Угра – Спаск-Деменск – Киров – Людиново – Холмищи – река Ока. Причём немецкая группировка войск с центром в Вязьме глубоко вклинивалась в расположения Калининского и Западного фронтов и продолжала угрожать Москве. Удержав вяземский плацдарм, немцы пока не пытались дестабилизировать обстановку. С апреля 1942 года имели место фронтовые бои местного значения, а также прорывные бои наших частей оказавшихся в тылу немцев после попытки зимнего наступления. Вот такова была стратегическая обстановка на Калининском и Западном фронте, когда там после окончания училища появился лейтенант Михаил Линник.

По-видимому, он сразу был направлен в 436 стрелковый полк 115 стрелковой дивизии и назначен командиром взвода связи стрелкового батальона. Боевой путь лейтенанта Михаила Линника прослеживается по датам и населённым пунктам, обозначенным под каждым его стихотворением, записанным в блокнотике упомянутом выше. Семь стихотворений – семь географических точек и дат. Первая дата приведена под стихотворением «Я вернусь», написанным в мае 1942 года ещё в училище в г. Орджоникидзе. Это 22.09.42 г. Калининский фронт, но это дата опубликования стихотворения в газете «Вперёд за Родину».

Следующая дата февраль1943 года с припиской Калининский фронт д. Ярцево Нелидовского района. То есть он находился на участке фронта от г. Белый до г. Ржева, который противостоял вяземской группировке немцев. В этот период с 8 февраля 27 армия в состав которой входила дивизия Михаила, принимала участие в Демянской наступательной операции. Сражение длившееся целый месяц, не принесло успеха, но противнику был нанесён большой урон. Следующая по хронологии дата под стихотворением «Подруге» март 1943 года Калининский фронт х. Грядцы. Это уже в семидесяти километрах от Нелидово и от фронта, хотя и дальше на северо-запад от Москвы. Возможно, перегруппировка и это подтверждается следующей датой под стихотворением «Воспоминание» - «Апрель.1943 г. Западный фронт д. Б. Фоминки Батуринский район. Уже Западный фронт, Батуринский район предполагает линию фронта южнее г. Белый. Это стратегически опасное место, ближе к Вязьме, опорной и транспортной точке всей немецкой группировки. Правда, ситуация на линиях фронта вокруг Вязьмы была стабильно напряжённой. Масштабных боевых действий с обоих сторон не велось, что , естественно повышало шансы людей остаться в живых. Девятого апреля 1943 года 155 стрелковая дивизия выводится в резерв ставки ВГК.

                                                                                          * * *

Восьмого мая 1943 года Петра Линника, младшего брата Михаила, вызывают на КПП академии химзащиты и вручают записку от брата Михаила. Записку принёс мальчишка на КПП. Впрочем, записок были две. Первая адресовалась дежурному по КПП: На обороте:

« КПП. Часовому. Общежитие академии химзащиты. Остановка- з-д Нефтегаз Соколиная гора.» В записке: «Убедительно прошу Вас помочь этому мальчику разыскать моего брата в ВАХЗ. Так как, проезжая Москву, я имею случай с ним повидаться за последние два года. Гв. лейтенант М. Линник»

Вторая записка адресовалась Петру:

На обороте: «Химическая академия. Литер «г». Линник Пётр Парф. Коровьи пруды ВАХЗ им Ворошилова.» В записке: «7-40. 8.05. Петя! Посылаю мальчика. Если можешь (и должен это сделать, ибо я не в силах) приедь на Серебряный Бор. № эшелона 134-45. Буду в Серебряном Бору 6 – 7 часов. Спеши, ибо я проеду Москву. Это самый удачный случай для встречи. Михаил. П.С. Захвати с собой пару связистских знаков, если можно.»

Эти две записки, написанные Михаилом карандашом, чудом сохранились и, сегодня по прошествии 70 лет, я держу их в руках как драгоценную реликвию.

Очевидно, что в начале мая 1943 года полк в составе которого воевал Михаил, был снят с позиций Западного фронта в Батуринском районе Смоленской области и направлен на передислокацию через Москву.

Ранним утром 8-ого мая 1943 года воинский эшелон № 134-45, в котором находился Михаил, прибыл в Москву, точнее, в ближнее Подмосковье – Серебряный Бор, где ожидая пропуска через переполненную эшелонами Москву, ему предстояло простоять несколько часов. В Москве находился брат Михаила Пётр, который учился в Военной академии химзащиты. Братья не виделись с самого начала войны, с того самого дня, когда Пётр, провожая Михаила в Новочеркасске, записался добровольцем и был направлен в Сталинградское танковое училище. Спустя месяц он был отозван и, как студент химико-технологического факультета, перенаправлен на учёбу в Академию химзащиты. Два года почти прошло с того дня, два года войны, когда каждый день мог принести смерть. Братья переписывались, поэтому расположение Петра в Москве Михаилу было известно. Только как сообщить? Возле эшелона крутились ребята. Пообещав одному из них, наиболее взрослому сахару, Михаил попросил его, как можно быстрее, доставить записку Петру. Надо отдать должное тому парнишке, ибо Академия химзащиты располагалась в районе станции метро Бауманская, что означает только на метро надо ехать минут сорок. Пётр получил записку и, получив разрешение, помчался в Серебряный Бор. Михаил, отправив гонца, нервно прохаживался вдоль эшелона. Время летело, в любой момент могла бы прозвучать команда: «По вагонам! » и порвалась бы последняя ниточка связывавшая Михаила с Петром, родителями, с родным домом. Он как бы чувствовал, что судьба подарила ему эту возможность встречи с Петром и это была последняя благодать судьбы.

Михаил нервничал. Пётр много лет спустя с дрожью в голосе и душевной болью рассказывал об этой последней встрече с братом.

Михаила он увидел со спины, и мгновенно комок перехватил горло. Пётр окликнул его и братья сжали друг друга в крепких объятиях после долгой разлуки. Пётр и Михаил были вместе до самой отправки эшелона. Михаил вскочил уже в тронувшийся вагон. Пётр бежал рядом с вагоном Михаила, пока поезд не набрал ход.

Дивизия Михаила передислоцируется и включается в состав Степного военного округа, а с 9 июля в состав вновь образованного Степного фронта.

Следующей датой после даты встречи Михаила и Петра в Москве, была дата 13 июля 1943 года под стихотворением «Сестре Гале». Прошло более двух месяцев после проезда Москвы. Под стихом имеется и географическая и фронтовая привязка:

«Орловский участок фронта. Д. Чермышенские выселки Краснозоренского района». Деревня Чермышенские Выселки располагается на самой границе Орловской и Липецкой области.

В мае 1943 года линия фронта в районе Курска имела конфигурацию выступа, которая была названа образно Курская дуга. Немецкое командование решило воспользоваться этим и посредством мощных ударов одновременно с юга и с севера отсечь значительный участок фронта, тем самым вновь овладеть стратегической инициативой и повернуть ход войны в свою пользу. Ставка Верховного главнокомандующего приняла решение временно перейти к обороне на Курском выступе.

 В стратегический план советского командования проведения операции на Курском выступе входило создание резервного фронта на рубеже Ливны – Старый Оскол. Такой фронт начал создаваться в мае 1943 года. На рубеж до начала июля были стянуты 5, 27, 53, 47 общевойсковые армии, а также 4, 10 танковые корпуса, 3, 5, 7–ой кавкорпуса. Фронтом командовал генерал-полковник Конев И.С. Степному фронту отводилась весьма важная роль. Он не должен был допустить глубокого прорыва наступавшего противника, а при переходе наших войск в контрнаступление его задача заключалась в наращивании мощи удара советских войск из глубины. Таким образом, можно с уверенностью констатировать, что полк Михаила Линника был передислоцирован с Западного фронта в состав Степного фронта, ибо Чермышенские Выселки находились как раз на правом фланге рубежа Ливны – Старый Оскол.

Да, это был Орловский участок фронта, но фактически Брянского фронта, который 12 июля перешёл полным составом и при поддержке 11-ой армией Западного фронта в наступление в направлении на Орёл.

Дата, подписанная под стихотворение «Сестре Гале», - 13 июля. Это ещё раз подтверждает, что часть Михаила Линника не участвовала в наступлении на Орёл, то есть, входила в состав Степного фронта. Теперь попытамся определить армию, в составе которой находился полк Михаила Линника. Состав Степного фронта известен. Известен также состав армий, захвативших Букринский плацдарм, на котором 3 октября 1943 года погиб Михаил. Это 3-я танковая армия, 27 и 40-я армия. Из этих трёх только 27 общевойсковая армия в июле 1943 года входила в состав Степного фронта. Причём 27 –я армия перед вводом в сражение дислоцировалась на левом фланге Степного фронта, где 13 июля находился полк Михаила.

Через несколько дней 155 стрелковая дивизия маршем выдвинулась к Курску, а 15 июля из Курска дивизия вступила в направлении Белгорода, где противник прорвал линию обороны наших войск. Теперь 27 армия и 155 с.д. уже входили в состав Воронежского фронта. А 6 августа на марше дивизия встретилась с противником в деревне Косилово Харьковской области, где завязался жестокий танковый бой. По складкам местности наши и немецкие танки выходили на возвышенную часть склона и стреляли друг в друга. То в одном, то в другом месте загорались подбитые танки. Ожесточённо сопротивляясь, пытаясь зацепиться за каждую высоту, немецкие части с большими потерями отползали на запад. 12 августа дивизия с боями подошла к г. Ахтырка Сумской области. Однако, противник, опасаясь окружения своей харьковской группировки, собрал кулак в составе 3-х танковых дивизий и 11 августа нанёс контрудар. Армия генерала Трофименко С.Г.(командовал 27 армией с января 1943 года до конца войны) отошла в направлении на Богодухов. На пути танкового удара немцев располагались батальоны 436 полка. Для отражения этой атаки за несколько ночей было срочно установлено на участке обороны 436 полка более 3000 противотанковых мин.

Утром 18 августа немцы перешли в контрнаступление. Более 100 немецких танков и бронетранспортёров атаковали левый фланг, где занимал оборону 436 полк и правый фланг соседней дивизии. Немцы бомбили с воздуха позиции полка, вели сильный артиллерийский и миномётный огонь. Воины полка самоотверженно защищали свой боевой рубеж. В этом бою погиб легендарный командир 1-ого стрелкового батальона майор Иван Григорьевич Мухартов, сражённый пулей во время броска противотанковой гранаты в головной танк. Многочисленные атаки немцев были отражены, в полосе обороны 436 полка танки не прошли. Контрнаступление немцев было остановлено.

Михаил, предчувствуя трагические моменты, отправляет полевой почтой блокнот своих стихов брату Петру в Москву. Сто пятьдесят пятая дивизия 27 армии в составе 436, 1210, 659, 786 стрелковых полков, 306 артполка, 320 противотанкового дивизиона, нанесла удар в направлении Гайворон и 7-9 августа разбила отходившую на запад от Гайворона группу войск противника в составе трёх пехотных и 19 -ой танковой дивизии. После этого армия нанесла удар в направлении Ахтырка- Ворскла. Пять суток велись тяжёлые бои, и 25 августа 1943 года Ахтырка была освобождена 436 стрелковым полком, в составе которого воевал Михаил Линник. 155 стрелковая дивизия, продолжая развивать наступление, освободила от немецких захватчиков ж.д. станцию Кириковка, деревни Гарбузы, Бордуны, Чернетчина, Рубаны, Павленки, Паньков, Тимченки и другие населённые пункты Сумской и Полтавской областей Левобережной Украины.

Особенно упорное сопротивление противник оказал в районе деревни Саранчевка и задержал наступление дивизии. Под Саранчёвкой 2 сентября был убит командир 3-его стрелкового батальона майор Пётр Фёдорович Шкараденок, кавалер двух орденов Александра Невского, любимец комдива. Комбат П.Ф. Шкараденок погиб при своеобразных обстоятельствах. В тот момент он сидел в середине, между командиром полка Д.Г. Гащенко и НИС Н.И. Шишковым. Шальная пуля одиночного выстрела противника выбрала именно его. На следующий день. 3 сентября деревня Саранчевка была освобождена.  В дальнейшем наступление наших войск продолжалось. Не имея сил сдерживать усилившийся натиск, немецкие войска начали отход на Днепр. Фронты приняли все меры к тому, чтобы на плечах отходящих войск противника захватить плацдармы на реке Днепр и начать с ходу форсирование этой крупнейшей водной преграды. Степной фронт, взяв Полтаву, передовыми частями своей левофланговой группировки вышел к Днепру. Части 3 –ей танковой армии 21-22 сентября вышли к излучине Днепра в районе селений Зарубенцы и Григоровка.

Переправу начали сразу же, не давая времени противнику для организации противодействия. Фактически переправу начали группы разведчиков в нескольких местах. Немецкая часть в Григоровке оказалась немногочисленная, поэтому сразу же удалось выбить их из села. Вслед за частями 3-ей танковой армии, начали переправу на плацдарм части 40 –ой общевойсковой армии. Немцы, поняв, что на Букринской излучине, по названию села Великий Букрин, формируется ударный кулак советских войск на правом берегу Днепра, стянули большие силы и предприняли максимальные усилия, чтобы сбросить их с захваченных позиций на правом берегу Днепра. Плацдарм 11 километров по фронту и до 6 км в глубину вошёл в историю войны как Букринский плацдарм.

Наши части выдержали мощный натиск немцев с 25 по 28 сентября. К этому времени на левый берег подтянулись и начали переправу части 27 армии, в которой воевал Михаил Линник. Переправился Михаил со своим взводом в ночь с 28 на 29 сентября под непрерывным огнём немецкой артиллерии. Перед его взором предстала картина после 7 дней боёв. Развороченный снарядами передний край. Да и тыла здесь не было, ибо размеры плацдарма, делали его уязвимым и простреливаемым насквозь. А 30 сентября немцы предпринимали неоднократные попытки сбросить части 27 и 40 армий в Днепр, но все атаки были отражены. На следующий день 1 октября продолжился массированный артиллерийский обстрел с немецкой стороны без активных действий пехоты, который нанёс значительный ущерб нашим частям, погибло много солдат, подожжены несколько танков. Одиннадцать отборных немецких дивизий при поддержке авиации и плотного артиллерийского огня предпринимали неоднократные попытки ликвидировать плацдарм. В этих тяжёлых условиях приходилось закрепляться, а взводу Михаила Линника налаживать и поддерживать связь между ротами батальона и с командованием 436 полка 155 стрелковой дивизии. Наверное, связистам доставалось больше всех остальных, связь постоянно нарушалась и приходилось выползать из укрытия и под градом огня искать и устранять разрыв. Потери состава были громадными. Время от времени над нашими позициями немецкие пикирующие бомбардировщики устраивали карусель, поднимая пыль и дым до самого солнца.

После войны, на Букринском плацдарме собирали до тысячи осколков на квадратном метре. Казалось, что на такой земле не должно было оставаться ничего живого. Наступил день 2 –е октября 1943 год. Михаилу оставалось жить всего лишь сутки. Именно 2 октября за день до своей гибели, Михаил пишет письмо Петру в Москву, последнее письмо в своей жизни. Пётр хранил это письмо всю свою жизнь, и сегодня, спустя 50 лет я читаю слова, написанные моим дядькой, оставшимся 25-летним навеки, мысли за день до смерти.

Тема письма обыденна, в нём нет и капли трагического предчувствия судьбоносного завтрашнего дня. Быть может, постоянная угроза гибели, подтверждаемая ежедневно смертями знакомых и незнакомых людей, притупляет предчувствие. Михаил больше озабочен делами Петра в далёкой и безопасной Москве. Пётр завалил два экзамена в весеннюю сессию 1943 года в Академии. Возможно, его не столько удручал провал сессии, сколь невозможность из-за этого поехать в отпуск домой в Шахты, где он не был с начала войны. Под впечатлением всего этого он написал письмо Михаилу. На это письмо и отвечает Михаил своим последним письмом.

Письмо писал с перерывом. Начал в 8 часов утра, а заканчивал во второй половине дня. Письмо начинается с традиционного:

«Я жив и здоров». Хотя тема письма обыденна, но волей судеб это письмо стало предсмертным, и это всё - таки чувствуется. Письмо пронизано этаким нервом последнего письма, чувствуется внутренняя напряжённость Михаила. Михаил понимает, что невзгоды Петра по сравнению с фронтовыми буднями – буря в стакане, но он проникается сочувствием к Петру. На едином дыхании , как бы торопясь, Михаил успокаивает младшего брата, настраивает его на работу, вселяет в него уверенность в собственные силы. В письме проявляется любовь Михаила к Петру, забота о нём и сопереживание, хотя Пётр находится в гораздо более безопасном месте, чем он сам. А ещё Михаил уже видит будущее, не своё, а будущее страны. Он уверен в победе и в дальнейшем её процветании.

2 октября 1943 года.8-00

"Здравствуй Петя. Я жив и здоров. Желаю тебе всего хорошего в делах. Отвечаю вторым письмом на твоё от 17.09. Ты пишешь, что ты очень потрясён, что не сдал 2 предмета. Первое, не волнуйся ты об этом. Это по сравнению с тем, что мы делаем на фронте, ерунда. Первое, ты ещё вот подготовься немножко и сдашь их, вот и всё. Ведь ты уже техник – лейтенант хим. Службы. А это уже большое дело. И должность будешь иметь и обеспечение хорошее. Да ты и сам знаешь, какая у тебя специальность. Тыл, что ты хочешь, ведь это не лейтенант связи в стрелковом батальоне. И это не значит , что ты ничего не знаешь по этой специальности. Ты немного не доработал, усталость на это оказывает главное влияние. Ведь ты три года проучился без отдыха и без каникул. Ведь я это знаю, как студент медик на гражданке. Самое главное не волнуйся. Будь спокоен и понемногу работай. Далее, вот ещё на деньги, которые от меня получишь: приказываю – улучшай себе питание и вот особенно, когда в лагерях будешь. Чтоб силы у тебя были и тогда предметы сдашь. А если потеряешь здоровье, то и предметы не нужны будут. Главное ……, как ты пишешь. Далее, не волнуйся, ты очень счастлив, Петя. Ты понимаешь, какое время ты пережил и где. Ты понимаешь, в какой обстановке ты был бы, если бы остался в той школе, где был до ВАХЗ. А теперь посмотри на наши успехи. Пройдёт немного и жизнь пойдёт по иному. Восстановление, строительство. Мы главное сделали, нужно ещё, ещё раз и всё будет в порядке. С ВАХЗ ты уже не уйдёшь так сяк. Ты уже техник, вот время ты провёл не даром. И если ты волнуешься, то всё это зря, Петя. Всё сдашь, я верю в тебя. Ведь ты способный и я знаю, что всё оформишь. И если кто тебя упрекнёт , то плюнь ему в глаза. Всё Петя, делай вывод сам с моего письма ( даже двух, я их пишу подряд). Всё. Крепко обнимаю и целую. Миша". 

Неизвестно, что первым получил Пётр – это письмо, или известие о гибели Михаила. На следующий день, 3 –его октября 1943 года, с утра Михаил продолжал налаживать связь. Немцы продолжали артобстрел полка. Около полудня Михаил лично пошёл на устранение неисправности аппарата связи. В окоп, где находился Михаил, попал и разорвался артиллерийский снаряд. У каждого, говорят, своя судьба, прямое попадание снаряда вещь редкая, вероятность мала, но существует.

Лейтенанта, командира взвода связи 436 полка 155 стрелковой дивизии 27 общевойсковой армии Воронежского фронта Линника Михаила Парфентьевича похоронили здесь же возле деревни Григоровка в братской могиле. Боевой товарищ Михаила Николай Лозюк 6 октября написал и отправил письмо родителям Михаила в Шахты. Конечно, это письмо – наивная попытка хоть как-то сгладить боль и страдания родных. Это письмо Пётр также хранил и оно цело по сегодняшний день.

«Добрый день дорогие Лучший привет всей семье Линника – отцу, матери, Пете. Не хотелось бы огорчать Вас. По рассказам Михаила, который был моим лучшим другом боевых дней, я знаю о Вас как о хороших, лучших людях. Но горе не требует того, что бы его скрывали того, чтобы его скрывали, ни утешений. Третьего октября в д. Григоровка Киевской области на правом берегу Днепра погиб Михаил Линник – Ваш сын. Мы были с ним одном батальоне. Снаряд угодил прямым попаданием, когда он исправлял телефонный аппарат. Было время около полудня. Здесь же в деревне Григоровка в саду под Днепром мы его похонили. В эти дни мы вели трудные бои за правый берег Днепра. Всё же нам удалось перепраиться на правый берег , угнать немца и закрепиться. У всех нас, особенно у тех , кто понимал Линника, осталась о нём светлая память. Любимой фразой у него было: «Я русский и буду до конца стоять за Россию». У него были лучшие черты настоящего человека – презрение к трудностям, ум, смелость и скромность. Мы вечно будем хранить в памяти образ Вашего сына, жизнь отдавшего за счастье Родины. 6.10.43 г. Николай Лозюк".

Днями раньше письма Николая Лозюка родители Михаила Парфентий Захарович и Елизавета Семёновна получили «похоронку» из городского военкомата.

Извещение: «Ваш сын, лейтенант Линник Михаил Парфентевич, уроженец Запорожской области, Черниговского района, ст. Незяны, в борьбе за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил мужество и героизм, был убит 3 октября 1943 года. Похоронен юго-западной окрестности д. Григоровка Переяславльского района Киевской области. Шахтинский горвоенком майор Землянов».

Известие о смерти Михаила Пётр получил с письмом отца 9 ноября 1943 года. Прошло уже больше месяца, как Михаила не стало. Письмо это Парфентий Захарович написал 28 октября 1943 года после получения письма Николая Лозюка, но, по – видимому, не сразу, а спустя дней десять. Видно, раньше рука не поднималась у Парфентия Захаровича писать о смерти своего сына. Это письмо также сохранено и по прошествии 63 лет я пытаюсь разобрать выцветшие от времени чернила слов, написанных неразборчиво дедовой рукой и скорбящим сердцем.

Привет из Артёма 28.Х.43 Здравствуй любый Петья Первым долгом нашего письма сообщаемо тебе Петья о том, что мы пока живы. 27/Х. 43г. Получили два письма, одно от тебя, которое ты писал 20/ октября, а другое из фронта, которое нам принесло горим большую печаль. Сообщает письмом товарищ Михаила о том, что ваш сын Михаил пал в бою за переправу через Днепр в Киевской области в селе Григоровка 3-его октября в половине днья. Справлял Миша телефонный аппарат и немец угодил снарядом в это мисто, где находился Миша. Вечная память нашему сыну а твоему родному и дорогому братцу, который отдал свою жизнь и щастья за родину. Похоронили его товарищи в саду над Днипром в селе Григоровка. Так описывает его верный друг Николай Лозюк. И так наш любый сыну Петья, окутало нас горе и печаль раньше, чем радость и щастья прибыванием тебя к нам. Никогда мы этого не сподивали и неожидали, как оно само пришло с далёких краев Киевщины. Вечная Слава Мише положившим свою жизнь за щастья родины, а ты наш любый сыну будь мужествен и крепок, неунывай за своим многоуважаемым и любящим тебя твоим родным любым братом Мишей. Петья одна только надежда на твоё обещанте, мы уже и минуты считаемо того время как увидимо тебя перед собой. Петья, Ванья выехал на фронт 2/Х. 43 и только ещё получили одно письмо, которое он писал с дороги. Писал он так пока продолжаемо ехать дольше часа через три или четыре будемо на Волховатой, Пока и всё больше нету никакого сообщения. Петья, хотя бы ты не оставь нашего ожидания и навести нас хотя бы на одни сутки. Ждут тебя твои старенькие папа и мама. Пока до свидания, будь жив и здоров. Целуем и обнимаем сына Петью"   (текст по оригиналу без правки )

Так на 25-ом году жизни погиб Михаил Линник, оставшись навеки молодым. Короткую жизнь прожил, но правильную. Война помешала обзавестись семьёй, оторвала от любимого дела и отобрала жизнь. Хорошую о себе оставил память, но время летит и тех, кто помнит его остаётся всё меньше. Ушли его родители, пережив своего сына на 28 лет. Прожили долгие годы с незаживающей раной на сердце.

Однажды, в пятидесятых годах я с детским любопытством ворошил бумаги и разные безделушки на шкафу у деда. И попалась мне странная книга, в которой более половины слов были не русскими. На обложке я прочитал «Латинский язык». Я схватил книжку и побежал в соседнюю комнату, чтобы всё выяснить у бабушки. Бабушка, увидев книгу, изменилась в лице и присела на скамейку. Она, как бы не замечала меня и с тоской смотрела на книгу. Потом вытерла концом повязанного ситцевого платка слезинки, появившиеся на морщинках под глазами и я впервые услышал историю Михаила, её родного сыночка и моего дяди. А книга была Михаила, по ней он, студент Новочеркасского сельхозинститута, изучал латинский язык. Уже нет с нами его любимого брата, моего отца, Петра, который всегда болезненно вспоминал Михаила, становился задумчивым, уходил в себя. Погиб Михаил молодым, не оставил детей и внуков, которые бы помнили о нём. Немного и вещей осталось, свзанных с жизнью и смертью Михаила – несколько пожелтевших фотографий, сборничек стихов, записки и последнее письмо брату Петру. Да ещё письмо Николая Лозюка родителям и письмо Парфентия Захаровича Петру. Тексты эти приведены выше.

Теперь вернёмся в горячий октябрь 1943 года, на развороченную взрывами, израненную осколками и политую обильно кровью землю Букринского плацдарма. После гибели Михаила там продолжались тяжёлые оборонительные бои. Советскому командованию стало ясно, что развить успех на этом плацдарме невозможно. Сильно пересечённая глубокими оврагами местность не позволяла в полной мере использовать танки для расширения плацдарма и выхода на оперативный простор. Поскольку решающего успеха в течение месяца на Букринском плацдарме наши войска так и не достигли, командованием было принято решение снять с него третью гвардейскую танковую армию и перебросить ее на Лютежский плацдарм (севернее Киева).

В последних числах октября (25 октября 1943 г.) ночью части третьей танковой армии скрытно снялись и до рассвета по понтонному мосту переправились на левый берег. Офицеры, стоявшие на понтонном мосту, напряженно всматривались в светлеющее небо и торопили на левый берег, спеша закончить переправу до появления немецких самолетов. К восходу солнца переправа опустела. Вся третья гвардейская танковая армия незримо ушла на левый берег. Оставшимся в ослабленном составе защитником после не стало легче, ибо им была поставлена задача имитировать направление главного удара, а значит, поддерживать активную деятельность войск.

А 1 ноября 1943 года измученным в тяжелейших оборонительных и наступательных боях частям 27 и 40 армии был отдан приказ начать наступление на превосходящую по силам группировку немецких войск, тем самым произвести имитацию главного удара. Был ли шанс у Михаила остаться в живых в этих условиях, если бы он пережил 3 октября ? Только 3 ноября началось наступление с Лютежского плацдарма, да ещё сутки прошли, пока немцы всё поняли. Трое суток безнадёжной атаки, тысячи погибших, сущий ад.

Только, буквально, в последние годы стала известна правда о Букринском плацдарме, на котором были отданы в жертву две общевойсковые армии. По имеющимся из Интернета данным во всех операциях связанных с Букринским плацдармом погибли тысячи солдат и офицеров. Так за шесть дней боёв с 28 сентября по 4 октября в 48 стрелковом полку 38 стрелковой дивизии, дислоцированным по соседству с 436 полком Михаила, осталось в строю всего 21 человек из 900. Не повезло тем, кто попал на этот плацдарм, наверное, в тот осенний месяц они хлебнули войны больше чем иные за 4 года.

История Букринского плацдарма с одной стороны яркий пример мужества, стойкости и само пожертвования солдат и офицеров непосредственно находившихся на нём, и с другой стороны, факт грубых промахов и недооценки обстановки командованием фронтов и Ставки.

Жертвами этих ошибок стали тысячи молодых солдат и офицеров, героически отдавших свои жизни на полях правобережного плацдарма в районе Великого Букрина. И среди них лейтенант Линник Михаил Парфентьевич, павший в двадцатипятилетнем возрасте.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31