Главная Происшествия Долгая дорога к справедливости
21.05.2012
Просмотров: 1137, комментариев: 0

Долгая дорога к справедливости

Отставной полковник возвращался из санатория отдохнувшим. Годы брали своё, особенно тяжело пережил смерть жены – красавицы, умницы, с неунывающим характером. Забежал к сыну Эдьке. Парень хоть и взрослый годами, но умом – ребёнок. Сразу и не заметишь, кроме того, что не речист

. - Денег тебе хватило? - А я, папа, теперь бизнесом собственным займусь, - ответил довольный сын. – Уже и деньги нашёл. - Какие деньги? У кого ты их взял?

Чуя недоброе, отец открыл коробку, где хранились все документы, в том числе и на приватизированную квартиру. Она была пуста.

- Эдик, где документы на квартиру? – спросил отец, чувствуя, как голова наливается свинцом. - Я отдал их Табризу и Алику. Они заняли мне деньги на бизнес. Рассчитаюсь, они вернут мне документы на квартиру.

Дмитрия Фёдоровича словно обухом по голове ударили. С того дня вот уже три года он обивает пороги кабинетов следователей милиции, прокуратуры, теперь судейских залов для заседаний. Три года не знает покоя. Вначале следователи милиции не находили оснований для возбуждения уголовного дела… Эдика «развели» в игровом салоне две подсадные «утки». Именно здесь двое молодых людей подыскивали жертв для мошенников. Эдик был не единственной. Парни предложили Эдуарду совместный бизнес. Эдик согласился. Его свели с Темризом Мурадовым, который обещал занять денег для раскрутки, но предложил оформить в залог квартиру. Эдик принёс документы. Получил 150 тысяч рублей, из которых 19 тысяч Темриз вычел за услуги. И познакомил его с Магомедовым, который внимательно изучил документы на квартиру. На следующий день Эдик встретился с молодыми людьми из игрового салона, те взяли у него оставшиеся сто тысяч на совместный бизнес, больше партнёров по бизнесу он не видел. Ребята взяли причитающийся им процент за поставку жертвы, и ушли со сцены. Игру повели другие лица. Магомедов стал ковать железо, пока горячо. Он привёз на квартиру Эдика сотрудницу Бюро технической инвентаризации, потом повёл Эдуарда к нотариусу. Нотариус показал, где надо расписаться, и заветная «генералка» оказалась в руках мошенника.

Разве так процветал бы преступный бизнес, если бы мошенникам не оказывали помощь лица, уполномоченные блюсти закон.

Давая показания суду, нотариус Сердюк сказал, что в личной беседе с Кравченко у него не возникло сомнений в дееспособности владельца квартиры. Поэтому девятого октября 2006 года он зарегистрировал доверенность на её продажу. А ведь профессия нотариуса обязывает его быть «нудным» и щепетильным. Олицетворяя в своём лице государство, он должен выяснить, владеет ли человек вопросом, понимает ли сущность того, что делает. Генеральная доверенность на квартиру – это вам не зарплату или пенсию за кого-то получить. Молодой человек давал её не сестре или брату, не родственнику, а лицу кавказской национальности! Нотариус должен разжевать суть доверенности её дающему. Объяснить, что «генеральная» позволит другому человеку распоряжаться квартирой. У нотариуса глаз намётанный, не заметить Эдькиного торможения мыслей было нельзя. Как в таком случае поступает профессионал? Откладывает сделку, делает запрос, приглашает родителей…Способов масса, если хочешь, чтобы всё было по закону. Если не имеешь от этой сделки особого интереса…

Действуй нотариус столь тщательным образом, у мошенников было бы меньше шансов завладеть квартирой. Если бы паспортистки за определённую мзду не выписывали детей из квартир, обходя разрешение органов опеки, дети не лишались бы жилья. Доказать мошенничество в сделках с квартирами трудно, преступники тщательно маскируют свои действия.

Отовсюду: из милиции и прокуратуры Дмитрию Фёдоровичу шли отказные ответы: нет оснований для возбуждения уголовного дела. А квартира уже была продана и оформлена на брата Сайгериева, который тоже утверждал, что полностью расплатился с Кравченко.

В многочисленных жалобах Дмитрий Фёдорович указывал на недостатки проведённого следствия. Надо отдать должное профессионализму и участию, которое проявил начальник следственного управления Сергей Васильевич Бабченко. Он контролировал ход расследования дела. Когда зампрокурора Фёдоров в очередной раз «не нашёл оснований», обратился к прокурору Ходурскому.

Обвинительное заключение увидело свет в сентябре 2008, спустя, без малого, два года с момента свершённого преступления. Из трёх его участников в деле остался один. Можно только удивляться, почему избегли этой участи Мурадов и Сайгериев. Их роли достаточно хорошо прослеживаются в совершённом преступлении. 9 февраля 2009 года суд вынес приговор Магомедову – два с половиной года лишения свободы.

Дмитрий Фёдорович плакал от радости, выходя из суда. А, вчитавшись в строки приговора, понял, что рано слёзы лить, что судебные баталии для него ещё не окончены. Преступника наказали, отправили в зону. А квартира в доме на улице Морской по-прежнему зарегистрирована на Ушрама Сааева (брата Сайгериева, он ему подарил). Признавать сделку недействительной должен другой суд.

Снова – исковое заявление. Прошу признать недействительными «доверенность, удостоверенную Сердюк А.В., запись о регистрации собственности квартиры в доме №22 на имя Сааева. Восстановить моё право…». Снова месяцы ожиданий. Со скрипом поворачивается колесо правосудия.

Седьмого декабря, наконец, суд состоялся, исковые требования удовлетворил. Но торжествовать по поводу восстановления справедливости не было сил. Отец и сын вышли из зала судебного заседания мрачными. Оказывается, и это не конец их хождениям. По закону, с решением надо ознакомить осуждённого, который имеет право его обжаловать. Значит, опять месяцы ожидания.

- Я и сам уже заболел, - говорит поникшим голосом Дмитрий Фёдорович. – Меня в суде упрекнули: «Мол, за сыном надо лучше смотреть, если он болен. А может преступников надо лучше и быстрее ловить и наказывать!»

Мошенник уже отсидел полтора года. При хорошем поведении вполне может выйти на свободу раньше, чем Кравченко получит права на свою квартиру. Можно ли говорить о торжестве справедливости?! В этом доме на Морской Эдька вырос с сестрой. Он открывает дверь двухкомнатной квартиры, владельцем которой в юстиции всё ещё зарегистрирован Ушрам Сааев.

Лидия ЗУБКОВА.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30